Исследованная земля

A A A

Новая перепись показала, как на самом деле живет район трущоб в Бразилии. Но она не в состоянии остановить насилие в Риу-ди-Жанейру.

Если пойти вниз по торговой Руа-Тейшейра-Рибейру в Маре – крупнейшем районе трущоб Риу-ди-Жанейру, – то наткнёшься на рынок наркотиков под открытым небом, который охраняют подростки с АК-47.
А ещё здесь есть несколько зоомагазинов с удивительными рыбками, рестораны, где обслуживают лучше, чем в большинстве закусочных Капокабаны, и парикмахерская для  хипстеров, оформленная в стиле ретро. Впервые это всё сосчитали.
Длившаяся 6 лет неофициальная перепись, к участию в которой были привлечены более 100 местных жителей, установила, что в Маре работают 660 баров, 307 салонов красоты, 138 супермаркетов, 69 магазинов электроники, 21 кафе-мороженое и 8 зубоврачебных кабинетов. На 3182 предприятиях, не относящихся к чёрному сектору, занят 9371 работник.
Перепись была проведена двумя НКО: Сетями Маре и Обсерваторией трущоб. В этом месяце они опубликуют 112-страничный доклад с её результатами. Организаторы хотели описать район, который до сих пор практически отсутствовал на географических картах.
Хотя здесь живут около 140000 человек – примерно столько же, что и в более известной Капокабане, – это нелегальное поселение до сих пор оставалось белым пятном на картах города, равно как и на картах Google.
Как говорит Эвертон Перейра да Силва, один из счётчиков, подобная невидимость «позволяла правительству и обществу относиться к обитателям трущоб как к чему-то несуществующему».
Его дедушка приехал в эти трущобы из Северо-Восточной Бразилии в 1960-е годы и принимал участие в их электрификации. А теперь он сам занят в нанесении на карту этого района.
Национальное правительство тоже проводит переписи. Послед-няя состоялась в 2010 г. Но в ней была всего пара десятков вопросов.
В неофициальной же переписи, руководимой географом Далсиу Маринью и основательницей Сетей Элианой Соузой Силвой, вопросов гораздо больше. К тому же они смогли добраться до 93% жителей Маре.
Около 26% его обитателей родились в Северо-Восточной Бразилии, 62% – чёрные или мулаты, 60% болеют за футбольную команду Flamengo.
Перепись призвана заставить правительство заняться проблемами, на которые оно долго не обращало внимания. Например, данные о том, что многие дети в Маре не учатся, убедили город построить 25 новых школ.
Этими данными организаторы поделятся с Google, и теперь улицы и предприятия Маре будут видны на картах и известны городским властям.
В 2016 г. в официальном перечне улиц появилось более 530 новых названий. Это рекорд. Домам присвоены почтовые индексы, что позволит их жителям теперь заводить счета в банке и получать письма.
Перепись показала, как функционирует этот район. Каждый год закрываются около 13% предприятий, но их владельцы часто начинают новый бизнес.
В Маре до сих пор физически нельзя было взять кредит в банке, поэтому начальным капиталом, как правило, являлись сбережения, накопленные за счёт работы в формальном секторе.
Только у 15% предпринимателей трущоб есть долги. Здесь процветает бизнес, который везде уже давно исчез.
Жетулиу Толентино – владелец салона по прокату DVD. У него около 6000 клиентов. Он наживается на том, что ныне повсеместно распространённый беспроводной интернет работает здесь очень медленно. (У него есть и второй бизнес – продажа секс-игрушек и проведение «эротических уроков»).
Такие же проекты нанесения
на карту сейчас проводятся в более чем 200 из 1018 нелегальных поселений Риу-ди-Жанейру, где живут 23% горожан. Организаторы надеются, что это принесёт перемены.
Однако перепись, хоть и способна привлечь внимание властей, не в состоянии восстановить здесь порядок. 6 мая полицейские стали вести стрельбу с вертолёта, как только дети покинули школы.
За первые четыре месяца этого года полицейские штата застрелили 558 человек. В прошлом году была убита депутат городского
совета Мариэль Франку. Она была первым депутатом родом из Маре.
В музее Маре – скромном заведении, расположившемся в здании старой верфи, – можно увидеть, как улучшалась здесь жизнь. Тут есть бочки, в которых возили воду из находящейся неподалёку бухты Гуанабара.
Теперь у 98% жителей есть
водопровод. Каждый год всё больше молодёжи поступает в университет.
«Мы думали, что насилие прекратится, когда у нас будут электричество, вода и станут вывозить мусор, но мы были не правы», – говорит Лоуренсу Сезар да Силва, директор музея.
The Economist,
1 июня 2019 г.

Прочитано 246 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту