От протеста к власти

A A A

Французские правые на местном уровне показывают, как они могли бы использовать национальный мандат.

Аккуратные ряды отполированных надгробий и герань в горшочках на общинном кладбище Мант-ля-Вия говорят о светлой памяти и заботливом уходе.
Но за торжественным спокойствием этого места скрывается ожесточённая борьба, последовавшая за избранием мэром 18 месяцев назад Сириля Нота от французской крайне правой партии Национального фронта.
france

Ранее управляемый социалистами и коммунистами Мант-ля-Вий долго был поставщиком рабочих для огромной электростанции и автомобилестроительных заводов, разбросанных между Парижем и Нормандией. Сегодня индустриальная уверенность прошлого уступила место беспокойству и голосованию за ксенофобов.
Главная забота нового мэра – не допустить приобретения местными мусульманами, которые составляют треть населения городка, неиспользуемого здания налоговой службы рядом с общинным кладбищем, которое они хотят превратить в мечеть.
«Многие относятся к этому враждебно», – заявляет со свойственной новичкам в политике осторожностью 33-летний учитель Нот. «Они признают право иметь место для молитвы, – говорит он. Но не хотят, чтобы оно было рядом с ними».
Вместо этого он предложил использовать бывшее здание налоговой службы в качестве полицейского участка и использовал своё право на его первоочередную покупку. Кладбище, как подчёркивает Нот, «символическое» место; если рядом будет религиозное заведение, это будет вызывать «беспокойство».
По ту сторону шоссе, разрезающего городок, местные мусульмане набиваются в дом с верандой, переделанный в молитвенное помещение. Узорчатые восточные коврики расстелены даже в коридорах.
«Наши отцы были привезены во Францию, чтобы работать на заводах и стройках», – говорит Абдельазиз эль-Джаухари, хозяйничающий в молитвенной комнате. Новая мечеть, как указывает он, финансировалась бы из частных средств. Ещё до победы НФ удалось заручиться поддержкой большинства партий, заседавших в ратуше.
Некоторые рассматривают это дело как проверку принципов лаицизма – жёсткой формы секуляризма, положенной в основу закона 1905 г., которая предполагает полное изгнание религии из общественных учреждений, но защищает свободу вероисповедания в частной жизни.
В августе местный префект, представляющий французское государство, подал на ратушу в суд и приостановил действие преимущественного права Нота на покупку здания в ожидании окончательного судебного решения. Префект утверждает, что городок не защищает религиозные права. Оппоненты отвечают, что французское светское государство «навязывает» городку мечеть.
Обе стороны боятся провокаций. Нот настаивает, что он действует в интересах посетителей кладбища. Местные мусульмане возражают, что он посылает «подсознательный сигнал» своим избирателям о христианских корнях Франции. Сага слишком затянулась. Просматривая записи в Facebook, эль-Джаухари выражает беспокойство, что радикальные исламисты за рубежом могут использовать это дела для разжигания ненависти к Западу.
Для НФ это тоже важная тема. Его вождь Марина Лё Пен стремится к превращению когда-то протестного движения в уважаемую партию власти. Десятки мэров от НФ (или близкие ему) теперь управляют ратушами. Для партии, которая раньше считала низовую работу второстепенной, это означает изменения исторического значения. Итак, выявились три тенденции.
Христианство, строгие запреты и сокращение расходов
Первую можно назвать утверждением христианства, причём такими способами, что бросают вызов французским светским нормам. Усилия Нота тому пример.
Другой пример можно найти в южнофранцузском городке Безье, где правит связанный с НФ Робер Менар. В прошлом году он установил перед Рождеством ясли у входа в ратушу, вызвав тем самым обвинения в нарушении законов об отделении церкви от государства. Суд позднее встал на его сторону.
Недавно Менар утверждал, что знает, что 65% школьников его городка – мусульмане, хотя собирать такую статистику запрещено законом. И на этот раз обвинения против него были сняты. Оба дела выглядят как зашифрованные послания тем, кто беспокоится, что ислам подрывает католические корни Франции.
Вторая тенденция – это строгие ограничения, связанные с безопасностью. Нот в Мант-ля-Вие увеличил штат полиции. Во Фрежюсе на Лазурном берегу мэр от НФ создал местные силы быстрого реагирования.
Менар пошёл дальше и начал вооружать местную полицию. «У полицейского теперь новый друг», – написано на гигантском плакате с изображением пистолета. Менар, кажется, решил создать мини-Сингапур на французский манер, запретив плевать, сушить бельё на балконах и вытряхивать коврики из окон после 10 часов утра.
Третья и, возможно, самая неожиданная тенденция – это сокращение расходов. Лё Пен обязана большей частью своей популярности разочарованию в основных партиях и в тех, кого она называет элитой, служащей самой себе; она призывает более жёстко подходить к расходам.
Её мэры, кажется, пытаются соответствовать этому требованию. Мант-ля-Вий, Бокэр на Юге и Энен-Бомон – городок в Северной Франции – сократили затраты на содержание ратуш. Во французских выпусках новостей говорится, что 12 ратуш, контролируемых НФ, сократили свои бюджеты, хотя критики отмечают, что некоторые урезания расходов носят откровенно политический характер. Так, например, Нот решил прекратить финансирование правозащитной группы.
Некоторые критики в Мант-ля-Вие признают, что правление НФ оказалось не столь богато событиями, как этого опасались. «Он не принял по-настоящему скандальных решений, но это небольшое достижение», – говорит Саид Бенмуффок, учитель философии (и депутат ратуши от Социалистической партии).
Опросы показывают, что 74% жителей городков, управляемых НФ, довольны своими мэрами, называя в качестве главных причин чистоту и безопасность.
Местное самоуправление, учитывая его ограниченные полномочия, не то же самое, что управление страной. Евро, сирийские беженцы и распри в высшем руководстве НФ едва ли обсуждаются в дискуссиях на местном уровне. Лё Пен приказала мэрам придерживаться её сценария по детоксикации партии.
Но даже если они предпримут непродуманные шаги, это вряд ли нанесёт ей сколько-нибудь заметный ущерб. По последним опросам, она займёт 1 место в 1 туре президентских выборов 2017 г.
The Economist,
5 сентября 2015 г.

Прочитано 545 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту