Новый ковидный госпиталь на улице Гагарина

A A A

Специально для «УМ» рассказывает главный врач Клинической больницы № 6 им. Г. А. Захарьина Дмитрий Зиновьев.

gagarina zinoviev
О планах врио министра здравоохранения Александра Никишина перевести стационар на ул. Гагарина, 24 в инфекционный госпиталь, чтобы не приходилось ковидных больных из Пензы госпитализировать в районы, пензенские новостные порталы рассказали 19 октября 2020 г.
Сегодня Дмитрий Зиновьев подробно рассказал о том, как стационар больницы на ул. Гагарина (подразделение больницы № 6) готовится работать в режиме ковидного госпиталя.
– Дмитрий Юрьевич, как идет процесс разворачивания ковидного госпиталя на Гагарина, 24?
– Губернатором и министром поставлена задача создать дополнительные резервные койки для лечения ковидных больных. Для этого необходимы конструктивные решения, связанные с подводом кислорода. Это главная тема. Второе, необходимо подготовить персонал. Третье, необходимо подготовить лабораторию. Также важны организационные моменты перераспределения маршрутов больных, которые лечатся на Гагарина.
В отношении кислорода ведутся работы техническими специалистами, которые принимали участие в обвязке кислородом других лечебных учреждений, уже работающих с ковидом.
Ведь наше подразделение на Гагарина с июня работало по принципу так называемого провизорного госпиталя. То есть персонал в соответствии со своим маршрутом в чистой зоне переодевался, упаковывался и переходил в желтую зону – стационар, где лежат потенциально зараженные коронавирусом больные, которые могут приехать в любое время по скорой помощи. Их только надо выявить, обезопасить медперсонал и других пациентов.
Поэтому там предусмотрена дополнительная санитарная обработка по принципу провизорного госпиталя. Персонал не выходит просто через приемное отделение или где хочет, выходит в определенное место, которое называется шлюзом.
Там снимает все средства индивидуальной защиты, отдает их в дезинфекцию (организована внутри больницы: СИЗы обрабатываются, одежда стирается) и выходит уже в чистую зеленую зону, где переодевается в свою одежду и идет домой.
Практически шлюз на Гагарина, 24 создан и работает уже с июня месяца. Осталось «перекрасить» желтую зону в красную.
И туда будут поступать уже заведомо инфицированные, диагностированные ковидные больные в состоянии, которое по медицинским показаниям требует стационарного лечения и лекарственного обеспечения.
Такие больные требуют круглосуточного наблюдения, потому что у них страдают вентиляционные функции легких и кислородонасыщение организма. Мы должны сегодня создать все условия для лечения этих больных.
– Что уже сделано?
– Закуплены дополнительные средства индивидуальной защиты. На 80% сформирована обвязка кислорода, и кислород подведен к каждой из 200 коек стационара.
На сегодня заказана и уже в работе дезинфекционная шлюз-камера. Человек в защитном костюме поступает в эту камеру, и автоматически происходит его обработка дезраствором. И только после этой камеры он начинает снимать с себя средства индивидуальной защиты, дабы во время снятия не быть самому зараженным.
Сегодня ведутся внешние строительные работы по устройству накопительных емкостей для хранения кислорода.
– Дмитрий Юрьевич, у всех на слуху недавний взрыв кислородной будки на территории больницы в Челябинске. Как решается вопрос безопасности?
– Никаких временных установок у нас не будет. У нас все работы по кислородообеспечению ведутся в соответствии с инженерным проектом, который выполняет специализированная проектная организация. Над устройством сети работают сертифицированные специалисты – компания, которая занималась подведением кислорода в КИМе (ПОКЦ СВМП), областной больнице, 4-й больнице.
– Все подразделение на Гагарина, 24 станет ковидным госпиталем?
– Да, это будет инфекционный стационар. То есть там не будет соматических, нековидных больных.
– Вы приняли дополнительно врачей, чтобы разгрузить уже работающих?
– Дополнительных нам никто не даст. Мы возрастной персонал с Гагарина, 24 перевели на Стасова, 7 для лечения соматиков. А отсюда более молодых, работоспособных обучили, чтобы они работали в красной зоне. Люди в возрасте в красной зоне работать не будут.
– Главврач клинического центра специализированных видов медпомощи Рыбалкин рассказал «УМ», что к ним пришли врачи-стажеры. А к вам?
– Стажер – это врач, который закончил медицинский вуз и имеет диплом врача, но не имеет специализации. Либо, будучи в ординатуре по другой специальности, он может пройти краткосрочную специализацию и работать в качестве врача-стажера по лечению больных ковидом.
Да, я подписал несколько заявлений о приеме. Они сейчас прошли обучение и готовы начать работать, как только в госпиталь будут поступать ковидные больные по скорой помощи.
– Хватает ли наставников для этих молодых специалистов?
– Конечно, без наставников мы ничего сделать не сможем, хотя федеральными рекомендациями прописаны очень жесткие алгоритмы по лечению, диагностике и наблюдению ковидной инфекции.
Все схемы обследования и лечения настолько формализованы по лекарственной терапии и по другим аспектам, что опытному человеку необходимо только подкорректировать некоторые моменты, которые позволят ему выявить отрицательную динамику, наличие или присоединение каких-то осложнений и т. д.
Мы подготовили алгоритм по каждому виду больных в зависимости от тяжести и наличия осложнений, который определяет обследование и лечение теми или иными препаратами. И под эти алгоритмы уже закупаются лекарственные препараты, планируются соответствующие обследования.
– Люди жаловались, что на Гагарина, 24 не работает томограф.
– У компьютерного томографа на Гагарина рентгеновская трубка была изношена и вышла из строя. Два дня назад мы его полностью восстановили и запустили.
– Какие-нибудь дополнительные организационные решения пришлось принимать?
– Мы на сегодня находимся немного в лучшем положении, чем те, кто открывался весной и шли как по минному полю. Мы их поспрашивали, собрали информацию о различных нюансах. Это очень важно, чтобы не допустить возможных ошибок.
Мы понимаем, что ситуация вынужденная, это раз. Мы понимаем, что ситуация временная, это два. Вопрос в другом: насколько она временная. Мы понимаем, что нам с этим придется жить. Если возникнет другое какое-то заболевание и потребуется мобилизация, будем заниматься лечением и купированием другого заболевания.
Для этого и учились. Ведь хорошо работать в плановом порядке, а в экстренном – тяжело. И требуется дополнительная мобилизация сил практически всех категорий медицинских работников – от санитарок до врачей и организаторов. И неизвестно, кому тяжелее.
– Дмитрий Юрьевич, исходя из опыта ковидных госпиталей, которые работали с весны, какие недочеты вы смогли предупредить?
– Главный недочет, что персонал был в истерике, в панике: что это такое? С чем столкнулись? И моя работа направлена в том числе и на то, чтобы успокоить коллектив. Мы продолжаем жить, продолжаем работать в напряженных условиях. А когда мы работали не в напряженных?
– Известно, что младшего и среднего медицинского персонала всегда не хватает. Как с этим в стационаре на Гагарина, 24?
– Стопроцентной укомплектованности у нас в больнице нет, все работают с определенным перегрузом или по совместительству.
– Не хотят ли эти люди отказаться от повышенных ставок в связи с преобразованием в ковидный стационар?
– Некоторые есть, мы люди все разные. Не могу сказать, что все подняли руки и пошли туда работать. Эмоциональный фон у всех разный. Медики с маленькими детьми, беременные – они же не пойдут туда работать.
– Как Вы решали вопрос с эмоциональным фоном? Были конфликты?
– По каждому разделу потенциальной напряженности я лично провожу беседы с коллективом, сейчас есть возможность собирать аудиторию дистанционно. Готовим персонал к разным моментам не только по разделам знаний, но и по моральным аспектам.
Вот последнюю встречу буквально сегодня провел с «гагаринцами», со всем персоналом. Мы рассказывали и о заполнении медицинской документации, и о сложностях, с которыми другие встречались. Также с этой целью к нам приезжал главный инфекционист области.
gagarina2– Какие больные будут поступать в стационар на Гагарина, 24?
– Ковидных больных с легкой степенью тяжести протекания инфекции обычно не госпитализируют. Среднетяжелые, с наличием пневмонии, с дыхательной недостаточностью, у которых высокая интоксикация, уровень температуры – вот эти будут поступать. Наверное, будут и не только среднетяжелые, но и тяжелые больные.
Но у нас на сегодня есть договоренность: если мы с какими-то вопросами справляться не будем, у нас есть возможность перевести этого больного на специализированный этап, например, в ПОКЦ СВМП. Однозначно, будет налажено консультирование с нашими кураторами-инфекционистами и по удаленному доступу.
У нас же инфекционистов в штате нет. В ковидный госпиталь придут работать кардиологи, неврологи и врачи других специальностей, которые прошли краткосрочное обучение по определенному алгоритму.
У врачей разных специализаций есть общие знания, которые позволяют им лечить ковид. В областной больнице хирурги работали. У меня сын, нейрохирург, в красной зоне там лечил ковидных больных в качестве помощника анестезиолога-реаниматолога. Я, хирург, про этот ковид знаю сегодня не меньше, чем инфекционист.
Но законодательно необходимо, чтобы ряд вопросов, особенно в тяжелых случаях, решался совместно с инфекционистами. У нас такая возможность будет.
– Когда откроется ковидный госпиталь на Гагарина, 24?
– К сожалению, не все зависит от медицинских работников. Мы-то готовы открыть. А промышленное производство не готово к быстрому и качественному изготовлению всего необходимого специализированного оборудования. Например, через неделю должен быть поставлен накопитель газа.
Строители, как только он придет, должны будут его смонтировать. А накопитель газа большего объема для кислорода, который мы заказали, придет только в середине декабря.
И как же больница на Гагарина превратится в ковидную?
– Все «военные» условия, в которых мы работаем (и постоянно работали), подразумевают в какой-то срок, например трехдневный, прекратить туда госпитализацию больных, а оставшихся либо перевести, либо выписать на долечивание домой. И только после того, как освободим больницу, она будет заполняться по скорой помощи ковидными больными. Это целый комплекс организационных мероприятий.
– Сейчас какие больные лечатся на Гагарина, 24?
– Там больные, которые лечились у нас как кардиологические и неврологические: с нарушением ритма, с хронической сердечной недостаточностью. Там сейчас есть инсультные больные. Там работает реанимация на 12 коек. Мы работаем на своих обычных больных, которых мы обычно принимаем по скорой помощи.
Мы остались последней больницей на сегодня, которая экстренно принимает в городе больных сосудистой патологией. Немного принимает после ковидных мероприятий областная больница, а основной поток до сих пор – к нам.
– А если у попавших к вам признаки ковидной инфекции?
– Мы должны в этот же день продиагностировать. Ведь есть же инкубационный период, например, больной поступает без температуры, а через два дня проявляется температура. И мы его в случае подтверждения диагноза перевозим по маршруту в один из инфекционных стационаров, которые развернуты на территории Пензенской области. Эти больные у нас не должны задерживаться, и они не задерживаются.
– Но пишут же везде, что одно из наиболее частых осложнений коронавируса – на сердечно-сосудистую систему. И где же таким больным лечиться, когда последний кардиологический стационар переводят в инфекционный госпиталь?
– Если человек закончил лечение от ковида, он неконтактный, у него отрицательный ПЦР-тест, то он лечится как обычный сердечно-сосудистый больной – амбулаторно или стационарно.
Если на фоне ковида возникает острое нарушение мозгового кровообращения, инфаркт, ему прямая дорога в специально оборудованный для этого стационар областной больницы, где его консультируют врачи-специалисты и продолжают лечить ковид. Эти вопросы на сегодня решены маршрутизацией и отработаны.
Интервью взяла
Екатерина КУПРИЯНОВА

Прочитано 765 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту