Дмитрий Зиновьев о пределе и беспределе ответственности в медицине

A A A

Представители медицинского сообщества считают необходимым встать на защиту врача-педиатра из Кузнецка Натальи Юровой, отстраненной от работы по решению суда. «Улица Московская» сообщила об обстоятельствах этого дела в № 829 от 19 июня.
Главный врач Клинической больницы № 6 им. Г. А. Захарьина Дмитрий Зиновьев неоднократно выступал на страницах нашей газеты в качестве эксперта по вопросам стратегии и тактики оказания медицинской помощи.
Будучи воспитанником советской медицины, он участвовал в становлении нынешней: работал заместителем министра здравоохранения Пензенской области, изучал принципы медицинского обслуживания в Испании, Японии, Израиле, стал отличником здравоохранения и кандидатом медицинских наук, является доцентом кафедры челюстно-лицевой хирургии медицинского института ПГУ.
Ситуация, в которой оказалась кузнецкий доктор, побудила Дмитрия Зиновьева поделиться с читателями некоторыми размышлениями.

ВСЕХ ПОСАДИМ?
Знаком с обстоятельствами дела педиатра из Кузнецка только по публикации в «Улице Московской». Отметил, что на зависть оперативно и в один голос сработали все органы: следствия, дознания, судебные.
Врача, имеющего диплом, сертификат, отстранили от работы по причине того, что он, вероятно, допустил врачебную ошибку, подвергая сомнению всю его предыдущую деятельность на протяжении 23 лет, не учитывая его характеристики, заверения коллег, коллективные письма, отзывы населения.
Осложнение может возникнуть у любого пациента, а осложнения трактуются статистическими данными всего мира,
т. е. они всегда были, есть и будут, как бы мы ни совершенствовали технологии, контроль за работой персонала.
Даже если услуга была оказана за большие деньги, это не исключает возможных осложнений при лечении пациента.
Существуют особенности течения заболеваний, есть особенности анатомии, физиологии, сопутствующих заболеваний у самого пациента, о которых мы не можем знать порой при оказании экстренной медицинской помощи, все это сказывается на конечном результате. А он может не оправдать ожидания пациента и его родственников.
Давайте тогда всех врачей подведем под уголовную статью, всех посадим.
Врачебная ошибка через призму уголовного кодекса рассматриваться не может. Сейчас очень жестко прописаны стандарты, порядок оказания помощи, всех мероприятий.
Однако надо четко дифференцировать преднамеренное действие или непреднамеренное, совершено ли при отягчающих обстоятельствах, тщательно должны взвешиваться сиюминутные обстоятельства выполнения медицинскими работниками своих обязанностей при рассмотрении таких дел.
Эти обстоятельства могут быть связаны с предельной или запредельной нагрузкой, с другими объективными условиями, не позволившими выполнить определенные мероприятия.
В США врачи входят в тройку самых высокооплачиваемых профессий. В этой стране не самое эффективное здравоохранение и самое большое количество судебных исков.
У нас специалисты вынуждены совмещать, потому что на ставку не проживешь. Сегодня зарплата складывается не из гарантированного дохода на ставку, а из общего дохода, который формируется из всех совместительств и подработок.
Национальная медицинская палата, членом которой я являюсь, сейчас активно участвует в процессе внесения изменений в законодательство по вопросам врачебных ошибок.
Сначала мы к этому относились настороженно, а сейчас пошли такие суды, такие дела, по которым понятно, что просто расправляются с неугодными людьми. Иначе просто не объяснить, почему в схожих ситуациях одному – выговор, а другому – уголовное дело, отстранение. Как это называется? Не знаю…
Нельзя переводить эмоции в ранг уголовного преследования.

ОТ КУВАЛДЫ К УПРАВЛЕНЧЕСКИМ РЕШЕНИЯМ
Сегодня строгое оформление документации – это для медицинских работников единственный источник защиты своей репутации, свободы, авторитета.
Часто приходится выбирать: мы оказываем медицинскую помощь или четко заполняем документы? Медицинские работники выбирают первое, а потом вынуждены отвечать за второе.
Мы в нашей больнице благодаря внутренним управленческим решениям ввели в каждое отделение немедицинских работников – секретариат, который помогает привести документацию в соответствие с действующими требованиями, контролирует наличие всех необходимых документов и их наполняемость. Подсмотрел это в Набережных Челнах.
Для наказания медицинских работников за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей у администрации больницы есть рычаги. Должна быть не уголовная, а административная ответственность со всеми вытекающими экономическими санкциями.
Мы уже два года работаем в рамках системы обеспечения внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности. Персонал вовлечен в контролирующие процессы по 11 направлениям, лидер внутри каждого формирует состав аудиторов.
Если за ненадлежащее исполнение обязанностей будем голову отрывать, никаких дефектов не выявим. Мне необходимо, чтобы персонал говорил о недоработках сам, раскрывая причины и предлагая способы их устранения.
Благодаря этому контролю у нас разработан целый комплекс мероприятий по предупреждению осложнений, смертей, падений, аллергических реакций на лекарственные препараты, образования пролежней, заноса инфекции, неправильной работы дыхательной аппаратуры, по проведению операций.
Если все эти дефекты мы будем не предупреждать, а «кувалдой» за них наказывать и не принимать определенные решения, ничего хорошего у нас не будет.
У руководителя лечебного учреждения должен быть материал для систематизации нежелательных событий и своевременного принятия управленческих решений, чтобы эти события не повторялись.
Необходимо поставить барьеры так, чтобы у человека не было даже люфта сделать неправильно. На это должны быть направлены усилия, в том числе и Росздравнадзора, Роспотребнадзора, Минздрава.

ДАМОКЛОВ МЕЧ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Отношение немалой части нашего общества к медицине можно охарактеризовать как настороженное, потребительское. А я всегда говорю, что в процессе оказания медпомощи должны сложиться партнерские отношения трех сторон: пациента, врача, родственников пациента.
От одного очень уважаемого человека власти услышал такой анекдот.
Молодой доктор приезжает в деревню, весь на энтузиазме. День, два работает, по 90 человек принимает. Взмолился: «Господи, да когда…» Господь спускается: «Дай-ка халатик, иди, чайку попей, я за тебя попринимаю». Въезжает следующий – инвалид на коляске, парализованный уже 10 лет. Господь говорит: «Встань, сын мой, и иди». Тот встает, коляску оставляет в кабинете и выходит. Его все окружают: «Ну как новенький?» – «Такое же дерьмо, как все, даже давление не померил».
Идеологи нашей медицинской системы все проанализировали и выбрали в 1992 г. страховую модель. Нет оснований ей не доверять. Но страховая медицина не может быть дефицитной.
Германская модель страховой медицины – бездефицитная. Расходы на здравоохранение, выраженные в процентах от ВВП, в России составляют 3,6%, в США – 15,8%, в странах Европы – 6–10%.
Мы наплодили страховых компаний и только тогда стали считать их зарплату, содержание, эффективность. А денег катастрофически не хватает. Казалось бы, давайте эти компании ликвидируем, реализуем другую модель.
Я не революционер, думаю, что этот процесс должен быть очень взвешенным. Нельзя бездумно откатываться назад, ломать систему, все надо считать.
Сейчас у нас пытаются сделать медицину единственной ответственной за демографические процессы. А наш штат рассчитан только на оказание медицинской помощи.
На рождаемость и смертность медицина кардинально повлиять не может. Пока медицину считают единственным субъектом ответственности за все процессы в демографии, у нас не будет ни демографии, ни медицины.
По разным позициям сегодня ситуация болезненная – хроническое безденежье, морально и физически устаревшая материально-техническая база, изношенные коммуникации, постоянные починки и ремонты на уровне латания дыр.
Однако сейчас высокотехнологичное оборудование начало поступать, мы врачей начали учить должным образом. Есть надежда на перемены к лучшему. Хотя я в этом режиме работаю уже более 30 лет.
На протяжении всего профессионального пути мне всегда хотелось работать, я энтузиаст своего дела, без работы не могу. Вот если скажу: да гори оно все! – значит, предел, достигнута точка невозврата.
Ситуация с коронавирусом все показала. Как на войне: выявились бойцы, герои, предатели, мародеры, трусы. Далеко не все медицинские работники проявили себя с положительной стороны при работе в особых условиях.
Педиатр в Кузнецке, насколько я знаю, трудилась достойно.
Подготовила Екатерина КОМОВСКАЯ

Прочитано 1366 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту