Минздрав красиво отбоярился

A A A

19 февраля в министерстве здравоохранения Пензенской области прошла пресс-конференция «по вопросам организации медицинского обслуживания детского населения в г. Пенза».
«Улицу Московскую» на пресс-конференцию позвать забыли, но коллеги-журналисты передали аудиозапись мероприятия. Они также сообщили, что присутствовали три местных телеканала, представители пензенских новостных порталов, а в конце пресс-конференции появились четыре мамы, прорвавшиеся в Минздрав узнать о судьбе санатория «Солнышко».
Сначала специалист по связям с прессой Минздрава Пензенской области Татьяна Манухина объявила вопросы: «обеспечение медицинской деятельности для детского населения г. Пензы и парковочные места вокруг лечебных учреждений».
Оказалось, что в рамках первого вопроса представители Минздрава собрались говорить о детском санатории «Солнышко» и филиале детской поликлиники № 1 на ул. Володарского.
О проблемах этих медицинских учреждений читайте газету «УМ» № 763 от 8 февраля 2019 г., статья «Преждевременная кончина санатория  «Солнышко», и № 764 от 15 февраля 2019 г., статья «Осторожно! Поликлиника закрывается».
Предлагаем практически полную расшифровку аудиозаписи пресс-конференции, чтобы читатели увидели, как чиновники Минздрава уличают СМИ в неверной информации о закрытии медицинских учреждений и тут же объявляют, что занимаемые ими здания аварийные, а других нет. Дают обещания без конкретной даты. Перекладывают ответственность на другие ведомства.

Дефицит педиатров ликвидируют к 2024 году
Татьяна Манухина предоставила слово Марине Воробьевой, заместителю министра здравоохранения Пензенской области. Журналисты начали спрашивать о ГБУЗ «Детский санаторий «Солнышко».
– Марина Александровна, будет ли переезжать санаторий в другое помещение или какие-то другие варианты будут предложены для того, чтобы учреждение функционировало?
– На настоящий момент здание пока еще не найдено. Другие функциональные модели для обеспечения реабилитационной помощи предложены детям. То есть и детские поликлиники, и дневные стационары при городской детской поликлинике и при больнице Филатова, и реабилитационные койки на территории областной больницы им. Филатова.
– В целом ситуацию обрисуйте, почему возник такой вопрос?
– То, что приостановится деятельность, конечно, никто не планировал. И так быстро, и так скоро. Потому что вопрос реорганизации санатория стоял на повестке дня. Учитывая законодательство современное, мы сейчас рассматривали вопросы о том, чтобы реорганизовать его и перевести в реабилитационные койки.
Но, учитывая то, что мы получили акт об аварийности здания, деятельность санатория была приостановлена, так как в нем не могут находиться дети.
В настоящее время проводятся различные методы исследования других возможностей для того, чтобы сохранить ту форму, которая была на момент приостановления деятельности санатория.
– Сколько детей там получают помощь? Какого профиля?
– Санаторий был рассчитан на 90 детей, мы его не закрыли, деятельность его приостановлена, еще раз повторяю.
– Что с коллективом?
–Коллектив никуда не уволен, коллектив находится пока в учреждении, и по нему тоже принимаются соответствующие меры.
По поводу профиля санатория вы мне еще задали вопрос. Значит, в санатории находились дети, которые получали лечение с частыми простудными заболеваниями, в том числе неврология и лор-патология. Частые простудные заболевания сейчас в профиль санатория уже не входят.
В июне прошлого года вышел приказ (Минздрава РФ), где такого профиля просто не существует. При сохранении формы санатория либо любой другой оздоровительной организации для детей, такого профиля мы создать не сможем, в здравоохранении его просто нет.
– Уточните, когда все-таки предполагается найти замену зданию и перевести учреждение?
– Вопрос на контроле в правительстве, и все ведомства сейчас изыскивают любые возможности, для того чтобы привести в соответствие с действующим законодательством и обеспечить детей той помощью, которая существовала.
–Реабилитационные койки в учреждениях – их количество соответствует тому, что было в санатории?
– 50 коек реабилитационных развернуто в областной детской больнице им. Филатова. Планируется строительство реабилитационного детского центра для амбулаторной помощи. Кроме того, у нас два дневных стационара, при областной детской больнице и при городской поликлинике.
– Строительство корпуса при каком учреждении планируется?
– На территории больницы им. Филатова. По существующему приказу 92-н об организации оказания медицинской помощи детям, сейчас помощь по оздоровлению оказывается детскими поликлиниками. Приказ вышел в прошлом году.
Марина Воробьева продолжает:
– Значит, та информация, которая у нас прошла в СМИ, о закрытии поликлиники (голос: «На Володарского») – это неверная информация.
Во-первых, Володарского – это филиал поликлиники, это не поликлиника. Перевод одного участка, который произошел из филиала в поликлинику, был связан только с дефицитом кадров.
И для того, чтобы обеспечить медицинскую помощь детскому населению вот того района, который прикреплен к детской поликлинике № 1, было принято такое решение. Только для того, чтобы дети не страдали.
Помощь осуществляется и сейчас на Володарского. Если есть желание у родителей остаться прикрепленными к участку, который относится к филиалу на Володарского, они там остаются.
Было предложено также и прикрепление к проспекту Победы, 29, третьей поликлинике, но это было как предложение, не как указание и не закрытие поликлиники. Поэтому информация в СМИ неверная.
–Вы говорите об одном участке. Первый участок уже перенесли на Гоголя, 43, а 15-й участок предложили на проспект Победы, 29.
– Но его не перевели. Предлагали тем, кому удобно территориально ходить. Это связано с дефицитом кадров.
– А здание не вызывает у вас никаких сомнений?
– Вызывает. Здание семнадцатого года (1917 г.). И вы прекрасно понимаете, и, наверное, также и по «Солнышку», если у кого-то из вас окажется акт об аварийности здания и невозможности пребывания в нем детей, вы сами встанете грудью и не будете пускать туда людей. Правильно? Вы не возьмете на себя эту ответственность.
Здесь тоже здание очень старое, семнадцатого года. Планируется техническая экспертиза. Когда она будет получена, неизвестно. Но семнадцатого года... Вы сами видите, какие пожары происходят везде и обвалы.
То есть если и будет решение, то о закрытии здания, но не о закрытии филиала. Ни в коем случае мы его закрывать пока не планируем.
– Как проблему с кадрами собирается решать министр? Говорим о том, что 220 у нас пришло в этом году, в прошлом 170 специалистов. Где ж педиатры?
– Педиатры приходят и благополучно уходят. Потому что штаты пока не укомплектованы. Педиатры не выпускаются ежемесячно, и даже раз в полгода не выпускаются, а раз в год. Для того чтобы выучиться на педиатра, должно пройти 8 лет. Участковым педиатром – 6 лет.
– Марина Александровна, но есть же целевики? Они по направлению получают образование, почему бы им потом не отработать?
– Вот вы знаете, у нас законодательство такое, что позволяет расторгнуть договора. Конечно, мы их отслеживаем, с каждым человеком работаем. Предлагаем все те условия, которые мы должны предложить каждому молодому специалисту, и пытаемся их оставить на тех рабочих местах, где они должны отработать свое.
Но существует такая практика, когда они просто расторгают с нами договора.
– Почему такая текучка? Чем они не удовлетворены? Как мама могу сказать, с нашего участка: пришел педиатр – ушел педиатр.
Голос: «У нас тоже так же».
– Можно я пояснения дам? – вступает в разговор Илсияр Васильева, заместитель главного врача ГБУЗ «Городская детская поликлиника» по организационно-методической работе, в настоящее время и. о. главврача. – Последние три года у нас отмечается положительная тенденция по закреплению молодых специалистов из числа участковых педиатров. То есть это в год приходят от 13 до 15 педиатров.
Но, учитывая, что это молодые девушки, они выходят замуж, они рожают детей. Они не то что увольняются, они уходят в декрет. На данный момент у нас 10 врачей находятся в декретном отпуске.
Потом у нас девушки молодые выходят замуж за военных, уезжают. У нас не было таких, чтобы педиатр поступил к нам и просто уволился. Из целевиков у нас никто не увольнялся.
Количество молодых специалистов у нас ежегодно, конечно, растет, и мы опять ждем выпуск 2019 г. с большой надеждой. В то же время у нас уходят специалисты, которые имеют большой стаж работы, пенсионеры, которые просто уже… ну, устали от работы. Выгорание произошло профессиональное. Некоторые уходят в частные клиники.
Дополняет Марина Воробьева:
– В этом году мы уже ждем приток кадров. В следующем году по окончанию ординатуры будет еще приток кадров. Поэтому, конечно, к 24-му году (2024 г.) мы планируем укрепить все участки участковых врачей-педиатров и надеемся на то, что у нас будет 100% укомплектованность.
* * *
Далее Илсияр Васильева сообщила журналистам, что в филиале на ул. Володарского остался 3931 ребенок из 13700 детей, которых обслуживает первая поликлиника.
В основное здание детской поликлиники № 1 на ул. Гоголя переведено 1005 детей вместе с первым участком. С 20 февраля филиал (где оставалось 2 педиатра с 14-го февраля) «укрепляют еще одним врачом со стажем работы», переведя его из другого структурного подразделения.
В поликлинике на ул. Гоголя сейчас 13 участков и 9 педиатров. С переводом 1000 детей нового врача не появилось: «Просто более-менее равномерно распределились нагрузки, потому что там педиатров больше, чем на Володарского».
Перейти из филиала на ул. Володарского в детскую поликлинику № 3, на Проспект Победы, 29, по словам Илсияр Васильевой, «желающие есть, но для этого надо работать с населением и по каждому дому прорабатывать вот эту ситуацию».

За парковки отвечает город, а не минздрав
О парковочных местах у медучреждений говорил Алексей Чумбаев, начальник отдела инфраструктуры здравоохранения министерства здравоохранения Пензенской области.
– Общая информация: в связи с ограничениями с антитеррористическими мероприятиями на территории Пензенской области и вообще по стране, ограничен доступ личного транспорта на территории учреждений здравоохранения. Исключением являются специальные службы: МЧС, Скорая помощь, ФСБ и полиция.
Транспорт, осуществляющий доставку непосредственно нетранспортабельных больных в учреждение, с индексом мобильности, то есть инвалиды I и II группы. Также автомобили, обеспечивающие жизнедеятельность учреждения. То есть строго по пропускам. Вопросы есть у вас?
– Есть вопросы. Вы сказали, инвалиды… Что нужно: вот я везу бабушку, нас не пускают…
– Должен быть документ о том, что она инвалид. Представляете его на КПП.
– Пожалуйста, мы говорим: вот справка об инвалидности, вот ее удостоверение инвалида. Не пустили.
– Ну, обязаны пропускать. Неоднократно мы пишем в учреждения наши, как действовать в данной ситуации.
– А если в травмпункт везешь ребенка со сломанной ногой? Удостоверения никакого нет.
– Как правило, дежурный должен на КПП посмотреть состояние пациента и пропускать тоже.
Голос, видимо, Татьяны Манухиной: «Больше интересуют, наверное, парковочные места».
Алексей Чумбаев (с облегчением):
– Парковочные места интересуют возле учреждений? Данный вопрос не входит в компетенцию министерства. Неоднократно, то есть при обращении к нам жителей г. Пензы, Пензенской области, мы направляем обращения в Администрацию г. Пензы, которая непосредственно ответственность несет за организацию парковок, парковочных мест вдоль… вблизи учреждений здравоохранения в том числе.
– Но претензии-то к вам.
– Я объясняю, что это неправильно. Это неправильные претензии. Вопрос не входит в компетенцию министерства здравоохранения – организация парковок возле учреждений медицинских.
– Когда перестали на территорию медицинских учреждений пускать автомобили?
– Это всегда было. Но в последние два года, в связи с антитеррористическими мероприятиями, усилились.
– А что касается парковки на территории онкодиспансера? Ее закрывали, потом вроде как открывали. Сейчас какая ситуация?
– Какую парковку имеете в виду?
– Со стороны пр. Строителей…
– Она открыта сейчас. Ее закрывали, но это временно было. Но буквально сразу она была открыта. Причем могу добавить: у онкодиспансера в ближайшее время планируется организация большой парковки.
– Где это будет? На сколько мест?
– Давайте опустим этот вопрос. Это в планах.
– Это будет делать Минздрав, или это все-таки будет делать город?
– Это делать будет не Минздрав.
– Она бесплатная будет или платная?
– Я пока не могу сказать.
– То есть этим занимается администрация?
– Да, вопрос к Администрации г. Пензы.
– Разговор про эту парковку ведется очень давно.
– Там огромная земля. Там можно сделать парковку. Со стороны ул. Стасова, я имею в виду.
– Была информация, что учреждение заявило, что само способно сделать там парковку и в помощи не нуждается.
– Нет, нам не передали землю эту. Мы просили землю нам отдать, нам не отдали.
Татьяна Манухина: «Мы уточним этот вопрос у Валерия Петровича (Савельева, главврача онкодиспансера) по парковочным местам. Что, коллеги? Вот, наверно, собственно, и все, что мы вам имели сообщить».

Пензе достаточно трех детских поликлиник
Но у журналистов остались вопросы.
– Марина Александровна, когда будет заказана экспертиза на здание на ул. Володарского?
– На Володарского, я думаю, в ближайшее время они будут заказывать. Вы поймите правильно. Мы же не хотим ухудшить состояние детей в г. Пензе, в Пензенской области. Мы хотим их улучшить
и сохранить их жизни, прежде всего.
Здание нужно исследовать, вы же прекрасно понимаете… Ну, сами представьте себе: семнадцатого года постройки здание. Насыпные полы. Насыпные потолки. Стены, которые обрушаются. Да, его нужно смотреть.
Вопрос в том, что нам нужно побеспокоиться о том, где разместить вот этот филиал детской поликлиники, это вопрос второй. И, в крайнем случае, будем принимать необходимые меры.
– А какие варианты у вас есть, для того чтобы… ну мало ли, завтра придут пожарные и скажут …
– К сожалению, в Минздраве у нас нет своих зданий, площадей, куда мы могли бы взять и перенести. Нам нужно советоваться с правительством, разговаривать с администрацией города. И мы этим занимаемся. Но, с другой стороны, у нас есть приказ, где шаговая доступность – 6 км для обеспечения медицинской помощью.
Покрытие медицинской помощи детского населения г. Пензы – это формально три поликлиники.
Мы сохраняем поликлиники. Мы сохраняем филиалы. Мы сохраняем для того, чтобы было удобно детям и родителям, чтобы это было приближено максимально к детскому населению.
– Еще такой вопрос. Если простудные заболевания исключены из перечня санаторного лечения, меняется ли тогда статус санатория на какой-нибудь профилакторий?
–  Есть такая форма: санаторий-профилакторий. Есть оздоровительные центры. Мы как раз изучаем сейчас эту структуру, форму, в какой нам лучше существовать,  максимально приблизить, сохранить ее в той форме, какой она была. В каком ведомстве еще она будет находиться.
– Почему тогда выдавалась лицензия, если уже эти виды помощи, эти заболевания были исключены?
– Лицензия выдавалась на медицинскую деятельность, не конкретно на заболевание «частые простуды». Неврологию, лор-помощь сейчас оказываем на базе областной детской больницы, на базе городской детской поликлиники. И в детских поликлиниках во всех есть физиокабинеты, массажные кабинеты.
– Во сколько министерству обходилось содержание санатория, лечение этих детей?
– Учреждение было на балансе субъекта, деньги из правительства перечислялись, из областного бюджета.

sun

Фото Даниила Мануйлова


 Закатилось «Солнышко...»

Журналисты собрались расходиться, но тут появились мамы, которые пришли узнать о санатории «Солнышко».
Много слов благодарности было сказано, в частности, о лечении логоневрозов в санатории «Солнышко». Приводились примеры, как благодаря курсам реабилитации в санатории ребенок, которому светила спецшкола, в итоге начинал нормально говорить и учиться в обычной школе.
«Мы очень нуждаемся в данном лечении. Во-первых, это бесплатное лечение. Коллектив очень хороший, к нашим детям очень хорошо относился. И результат от лечения 100%».
Мамы очень удивились вопросу Марины Воробьевой о том, воспользовался ли кто-нибудь предложенными вариантами реабилитации в больнице им. Филатова, в поликлиниках.
«А нам  никто еще ничего конкретного не предлагал», – сказали они.
Мам беспокоило, что на реабилитационную койку в областной детской больнице придется ложиться вместе с ребенком на три недели. А будет ли больничный? Заместитель министра сказала, что «надо смотреть по заболеванию».
Марина Воробьева подчеркивала, что «санаторий не закрыт, не ликвидирован и персонал не уволен. Деятельность санатория приостановлена, потому что мы не можем заменить ничем это здание».
Она говорила о новых требованиях к медицинским зданиям, о том, что все ведомства ищут выход, но конкретную дату разрешения вопроса не называла: «Боюсь вас обмануть».
У родителей были сомнения по поводу аварийности здания санатория: «Ту же Ударную, которая сложилась пополам, дом признали аварийным только когда сложился дом. Крупская, взрыв бытового газа, снесло полподъезда – нет, дом не аварийный, требуется только ремонт. Кулибина, 10, упала стена – нет, дом не аварийный.
Что случилось с этим санаторием, что он стал аварийный и опасный для здоровья?»
Марина Воробьева ссылалась на независимую экспертизу, сделанную, как она сказала, по заявлению и. о. главного врача санатория «Солнышко». И повторную, сделанную по запросу правительства области. Якобы износ здания 70%.
«Аналогичное помещение нужно найти и создать те условия, которые подходят под действующие нормативы, – объясняла заместитель министра. – И мы сейчас этим очень активно занимаемся. Поэтому вот этот посыл с  негативом – не надо. Нам неинтересно не оказывать помощь детям. Нам интересно ее оказать, чтобы наши дети были здоровы, поймите нас правильно тоже.
Но пустить в это здание детей невозможно, а другого здания на данный момент нет».

Прочитано 1029 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту