Дело Марины Литвиновой: фабула

A A A

Итак, продолжаем тему дела Марины Литвиновой, инспированного, если верить первым впечатлениям, которые обычно самые верные, темными силами нашего города. Хотя, впрочем, могу и ошибаться, просто в силу некомпетентности и стремления выслужиться.
Сначала о фабуле. Это, сообщает нам интернет, череда событий, которая служит основой произведения.

sud

 

Железнодорожный районный суд г. Пензы, ул. Белинского, 2


 

Чтобы вникнуть в фабулу, мне пришлось познакомиться с двумя важными документами.
Во-первых, с Обвинительным заключением по обвинению Литвиновой Марины Игоревны в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.
Заключение на 69 страницах, составлено от имени заместителя руководителя следственного отдела, капитана юстиции Д. А. Якубчука (подпись неразборчива) и утверждено прокурором Железнодорожного района, старшим советником юстиции А. А. Аношиным 23 января 2019 г.
Во-вторых, с возражениями Марины Литвиновой, подготовленными ею для Железнодорожного суда, на 13 страницах.
Кроме того, в распоряжении редакции имеется копия Постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Марины Литвиновой от 31 мая 2018 г. и ходатайства со стороны следствия о продлении срока предварительного следствия от 30 августа, 27 сентября, 31 октября.
Первое впечатление от чтения Обвинительного заключения очень грустное. И не в том даже дело, что от него веет духом агрессии и убежденности в том, что Марина Литвинова однозначно будет признана судом преступником. В плане духа это документ, восходящий к нашему общему тоталитарному прошлому
Но язык или стиль, которым написано обвинительное заключение, несет на себе печать еще более далекого прошлого. Это тяжеловесный казенный язык времен покорения Очакова и Крыма, это язык, которым писали Сумароков и Державин.
Впечатление такое, будто автор-сочинитель обвинения не читал в жизни своей ни Пушкина, ни Тургенева. Наверное, в том не его вина, а государственных стандартов образования, которые не предполагают у русских людей умения писать легко и ясно по-русски.
Вернемся к фабуле дела Марины Литвиновой.
В период с 10 октября 2017 г. по 9 октября 2018 г. она на основании постановления Администрации г. Пензы № 1890 занимала должность директора СМУП «Пензалифт».
В ее оперативно-тактическую задачу входило обеспечить управление предприятием, которое на тот момент, благодаря, очевидно, деятельности ее предшественника Виктора Воробьева, имело задолженность по уплате налогов и сборов на сумму почти 70 млн рублей.
То есть Литвинова должна была заработать, изыскать денежные средства для уплаты задолженности по налогам, продолжая при этом осуществлять бесперебойную деятельность предприятия, в том числе выплату заработной платы и уплату текущих налоговых платежей.
И если верить обвинительному заключению, в котором Литвиновой вменяют в вину сокрытие денежных средств, или средств, не пошедших на уплату налогов, на сумму чуть больше 3 млн рублей, Марина Литвинова блестяще справилась с возложенной на нее задачей.
Но при этом она, очевидно, сама не понимая, что творит, не допустила банкротства СМУП «Пензалифт».
Казалось бы, руководство города, руководство налоговой службы должны радоваться тому, что сохранено градообразующее для Пензы предприятие, что Пензалифт сохраняет за собой позиции на рынке обслуживания лифтов, что предотвращены возможные в случае банкротства Пензалифта социальные протесты.
Однако, 31 мая 2018 г., когда, по-видимому, слишком успешная финансово-хозяйственная деятельность Марины Литвиновой стала вызывать подозрения у неопределенной группы лиц, заинтересованной в банкротстве Пензалифта, в отношении нее было возбуждено уголовное дело.
Была инициирована проверка по линии Управления экономической безопасности УМВД. Естественно, проверка обнаружила признаки преступления, выразившиеся в том, что, зная о недоимке по налогам, Литвинова вместо того, чтобы пустить денежные средства на уплату недоимки, израсходовала их, минуя банковские счета предприятия.
В обвинительном заключении приводятся доводы как в пользу обвинения, так и доводы, которые опровергают обвинения в адрес Марины Литвиновой.
Попробуем разобраться. С формальной точки зрения, обвинение имеет полное право обвинить Марину Литвинову в том, что она не пустила денежные средства в сумме 3 млн рублей на уплату налогов.
Но вряд ли при этом уместно слово «сокрытие денежных средств», ибо, если верить обвинительному заключению, Марина Литвинова информировала о положении дел на предприятии мэра Виктора Кувайцева, Инспекцию ФНС по Железнодорожному району. По ее инициативе и с ее участием проходили рабочие совещания в Администрации г. Пензы и в ИФНС. То есть она не скрывала информации о тяжелом финансовом положении СМУП «Пензалифт».
Более того, она была готова и предпринимала меры к тому, чтобы извлечь дополнительные денежные средства от продажи арестованного имущества Пензалифта (сумма арестованного имущества превышала сумму задолженности по налогам и сборам) для последующего перечисления средств в бюджет, но этому мешало бездействие Службы судебных приставов.
По версии, которую Марина Литвинова представила во время предварительного следствия, цель платежей, которые осуществлялись по ее письмам контрагентам, состояла не в том вовсе, чтобы миновать счета предприятия, а в том, чтобы «оплатить услуги ресурсоснабжающих организаций для того, чтобы не были отключены ресурсы».
Такие действия не запрещены законом, и они, как показала Марина Литвинова на предварительном следствии, осуществлялись и ее предшественником: «оплата третьими лицами производилась по поручению и предыдущим руководством».
При этом на самом деле за счет средств третьих лиц оплачивалась и задолженность по налогам и сборам: «сумма оплаченных налогов третьими лицами в несколько раз превышала сумму, направленную таким же образом на цели, указанные выше» (услуги ресурсоснабжающих организаций – «УМ»).
В ситуации, когда никакой поддержки СМУП «Пензалифт» не было ни со стороны региональной власти, ни со стороны муниципальной власти, а налоговая инспекция отказала предприятию в рассрочке погашения задолженности и в реструктуризации долга по налогам и сборам, у Марины Литвиновой, как она полагает, оставался только один способ сохранить жизнеспособность предприятия – это проплаты ресурсоснабжающим предприятиям через третьих лиц.
В противном случае могло произойти отключение электроэнергии и, соответственно, отключение множества лифтов, что способно было повлечь за собой создание реальной опасности для жизни граждан, пользующихся лифтами, и для жизни и здоровья рабочих, обслуживающих лифты.
«Остановка предприятия в связи с неуплатой нанесла бы более существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства» (из показаний Марины Литвиновой от 4 декабря 2018 г.).
Но, несмотря на все объяснения Марины Литвиновой, которые вполне укладываются в логику действий адекватного хозяйственного руководителя, дело против нее передано в Железнодорожный суд, которому в лице Татьяны Засориной и предстоит решить, виновата Марина Литвинова или нет.
Судя по той атмосфере, которая, по словам Марины Литвиновой, имела место на первых заседаниях, цель не просто в том, чтобы осудить Марину Литвинову, но и в том, чтобы сломать ее психологически, да еще и другим показать, что нельзя идти против модели капитализма друзей.
Если неопределенная группа лиц решила обанкротить рентабельное муниципальное предприятие и отжать его себе, то любые попытки сопротивления будут этими людьми подавлены при помощи своих ставленников в органах правопорядка, следствия и суда.
Но, возможно, что в этом году начнется новый тренд.
Во всяком случае с 1 января 2019 г. действует положение, по которому лица, желающие делать карьеру в судебных органах, будут ротироваться в другие регионы.
Пока, говорят, это положение распространяется на желающих. Но в скором будущем оно будет распространено и на лиц, в отношении которых будут иметь место подозрения в сговоре или установленные факты родства.
Другими словами, если в органах следствия, прокуратуры, суда Пензенской области будут выявлены лица, имеющие одинаковые фамилии, если будет установлено родство между ними, то одним (тем, кто постарше) предложат остаться в области, а другим (помоложе) предложат поехать в дальний регион России – в Сибирь, на Камчатку, в Коми или в Крым.
А тем, кто молод и желает делать карьеру, но живет в Магадане, Ханты-Мансийске или в Кирове, предложат переехать в Пензу.
Будут таким способом рвать связи, предупреждать возникновение новых коррупционных схем.
«Улица Московская» рассчитывает и далее информировать читателей о ходе судебного процесса по делу Марины Литвиновой.

Прочитано 1458 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту