Подделка подписей в Следственном Комитете – это не новость

A A A

Первомайский районный суд г. Пензы считает, что поддельные подписи в протоколах допроса свидетелей не ставят под сомнение объективность расследования уголовного дела о жестоком убийстве 10-летнего мальчика.

«Улица Московская» уже сообщала о том, что в материалах уголовного дела по факту убийства 10-летнего Михаила Опря обнаружено как минимум 7 поддельных подписей (см. статью «Дело о сгоревшем мальчике: ожоги на погонах», выпуск № 758 от 21 декабря 2018 г.).
Об этом свидетельствуют результаты почерковедческих экспертиз, которые были проведены после повторного обращения мамы погибшего мальчика Елены Гришаковой к председателю Следственного Комитета России Александру Бастрыкину.
Как следует из материалов уголовного дела, Михаил Опря получил смертельные ожоги 3 июня 2016 г., находясь на берегу реки на окраине г. Каменки.
В момент трагедии вместе с ним находились трое подростков. Вину за поджог взял самый младший из них, который на тот момент не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности.
В этой связи уголовное дело было прекращено.
По мнению Елены Гришаковой, гибель её сына расследовалась необъективно, а настоящие убийцы продолжают оставаться на свободе и совершать общественно опасные деяния.
Чтобы достучаться до органов правопорядка, маме погибшего мальчика пришлось самой собирать доказательства, которые свидетельствуют о криминальной жизни этих подростков. В том числе Елена Гришакова добыла информацию о том, что они истязают других детей, вымогают у них деньги и заставляют под угрозой физической расправы совершать грабежи в магазинах.
После того как Александр Бастрыкин приказал провести служебную проверку и отстранил от должности всех, кто был причастен к расследованию данного уголовного дела, Следственное управление СКР по Пензенской области согласилось со своими ошибками. И даже отважилось на то, чтобы их исправить.
25 декабря Первомайский районный суд г. Пензы в лице Дмитрия Пилясова рассмотрел ходатайство подполковника юстиции Свечникова, который просил реанимировать уголовное дело «в связи с установленными нарушениями, влекущими за собой признание полученных доказательств недопустимыми».
Одним из тех, кто присутствовал в зале, был 12-летний ребёнок. Из материалов уголовного дела следует, что именно он поджёг зажигалкой Михаила Опрю, одежда которого была пропитана бензином, якобы вытекшим из бака опрокинутого мопеда.
При этом Михаил Опря перед смертью говорил, что его «облили и подожгли».
Пытаясь защитить права 12-летнего убийцы, государственный обвинитель Новиков потребовал перевести судебное заседание в закрытый режим и удалить журналиста из зала.
После этого, по словам Елены Гришаковой, сотрудник прокуратуры заявил, что мальчик уже понёс наказание в виде 30 суток содержания в Центре временной изоляции несовершеннолетних.
«Я спросила, почему они умалчивают информацию о других пострадавших детях, – рассказывает Елена Гришакова. – Я 2 года жалуюсь в Следственный Комитет и прокуратуру, чтобы до конца выяснили все обстоятельства и провели полноценное расследование. В частности, говорят, что эти подрост-ки вымогали у моего ребенка деньги, истязали других детей. В настоящий момент против инспектора по делам несовершеннолетних из г. Каменки возбуждено уголовное дело за то, что он скрывал тяжкие преступления, совершённые этими подростками. Но судья даже слушать это не захотел. Он только спросил, какое отношение это имеет к смерти моего сына».
По версии Елены Гришаковой, прокуратура не хочет возвращать уголовное дело к жизни по вполне объяснимым причинам.
«В результате нового расследования может вскрыться информация о том, как на самом деле велось следствие и как за этим надзирала прокуратура», – считает Елена Гришакова.
Заслушав позиции сторон, судья Дмитрий Пилясов пришёл к выводу, что «оснований сомневаться в выводах органа предварительного следствия не имеется, поскольку они основаны на полном, всестороннем и объективном расследовании обстоятельств дела».
Что же касается ссылок на подделку подписей в материалах уголовного дела, то они для судьи Пилясова «не являются новыми сведениями». Так следует из постановления, подписанного им 25 декабря 2018 г.

 

Прочитано 1875 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту