Честь отца или честь мундира?

A A A

Прокуратура Пензенской области потребовала разобраться в обстоятельствах скандала, что расследуется в Каменке. Речь идёт о возбуждении сразу двух уголовных дел: против начальника районного морга и сотрудника полиции.

Вопросы с кровью
Пенсионер Вячеслав Чебернин погиб 25 мая 2016 г. под колёсами легкового автомобиля. Однако 9 миллилитров его крови до сих пор путешествуют по материалам проверок, порождая ряд вопросов к органам правопорядка и здравоохранения.
«Улица Московская» напоминает: первоначально судебно-медицинский эксперт из каменского морга зафиксировал в своём заключении, что в момент ДТП пенсионер находился в состоянии алкогольного опьянения.
Такой вывод позволил майору полиции Плахову отказать в возбуждении уголовного дела. После чего второму участнику аварии вернули автомобиль,  и он уничтожил его в короткие сроки.
Дочь погибшего пенсионера Марина Качурина неоднократно заявляла следователю, что её отец не употреблял алкоголь с 1979 г. Она требовала изъять историю болезни из архива каменской больницы, куда ещё живой Вячеслав Чебернин был доставлен сразу после ДТП. Однако майор Плахов пояснял, что эти бумаги ему не нужны.

kachurina


«А начальник районного следственного отдела Медведев вообще грубил мне, – вспоминает Марина Качурина. – Он говорил: Ваш отец был пьяный, чего Вы ещё хотите? Не мешайте работать».
Сегодня господин Медведев привлечён к строгой дисциплинарной ответственности, а майор Плахов понижен до капитана. Говорят, он покинул Каменку и работает в соседнем Белинском районе.
Как выяснилось в результате новой проверки, пенсионер Чебернин поступил в больницу трезвым. Об этом свидетельствует кровь, взятая у него медиками.
Так появились вопросы к судебно-медицинскому эксперту из г. Каменки, который написал в своём заключении, что погибший был пьян.
А потом появились вопросы к судебно-медицинскому эксперту из г. Пензы, который обнаружил спирт в крови пенсионера.
И, наконец, появились вопросы к руководству районной больницы, чей автомобиль отвозил в областной центр флакон с кровью.
Сначала выяснилось, что кровь погибшего человека добиралась в Пензу 14 дней. За это время в ней появились гнилостные изменения, которые и показали спирт.
Судебно-медицинский эксперт Алмаз Баткаев не смог пояснить следствию, почему так получилось. Как следует из его показаний, он оставил кровь в приёмном отделении больницы, после чего продолжил заниматься своими делами.
Только накануне новогодних праздников госпожа Щербакова, которая возглавляет Каменскую районную больницу, призналась следователю, что никаких договоров о доставке крови в Пензу не существует вообще.
«Соответственно, никаких журналов о поступлении биологических материалов из каменского городского морга не ведётся, ответственных лиц за это нет», – резюмировала она в своих показаниях.
На вопрос, кто и когда отвозил кровь погибшего пенсионера, главный врач ответить не смогла. Она же не смогла пояснить, где именно и в каких условиях всё это время хранилась кровь.
Таким образом, следствию удалось понять, почему труп пенсионера увезли из больницы трезвым, а в морг доставили пьяным.
Теперь остаётся выяснить, кто в этом виноват. И что им за это будет.


Эксперт наказан, эксперт не пострадал
Наряду с дочерью погибшего пенсионера, ответы на эти вопросы попыталось найти Министерство здравоохранения Пензенской области.
3 октября Марина Качурина получила письмо за подписью заместителя министра здравоохранения Оксаны Чижовой. Из него следует, что по истории с кровью проведена проверка и выявлены нарушения правил хранения анализов. Это произошло по вине сотрудника каменской районной больницы.
Вместе с тем, комиссия Минздрава обратила внимание на «недостаточный контроль со стороны судебно-медицинского эксперта за своевременностью доставки материала на исследование».
На основании этого Минздрав направил «предписание с рекомендацией применить меры дисциплинарного характера к лицам, допустившим вышеуказанные нарушения».
Меры приняты.
В декабре судебно-медицинский эксперт Алмаз Баткаев повышен в должности. Теперь он заведует работой каменского морга.
В сентябре 2016 г. в отношении Алмаза Баткаева началась проверка, которую проводили сотрудники отдела Следственного Комитета по Каменскому району. Им понадобилось 7 дней, чтобы придти к выводу об отсутствии состава преступления в действиях эксперта Баткаева, который внёс в официальное заключение сведения, не соответствующие действительности.
Это решение Марина Качурина попыталась обжаловать через руководителя СУ СКР по Пензенской области Олега Трошина.
Марина Качурина: «Он поручил передать эти материалы в Пензу. Там провели новую проверку, и оказалось, что показания двух судебно-медицинских экспертов не стыкуются между собой. Материал снова отправили на доработку в отдел СКР по Каменскому району, и тут начались качели».
За полтора месяца материалы проверки по ложному заключению эксперта Баткаева несколько раз переезжали из одного ведомства в другое.
Сначала Следственный Комитет отправил их в полицию. Но, так как сделал это без ведома прокуратуры, всё снова вернулось к нему.
А потом в дело вмешалась прокуратура и пришла к выводу, что материалы в полицию надо всё-таки передать. Однако полицейские по итогам проверки также не смогли обнаружить состав преступления.
Судя по всему, не видит его и господин Баткаев.
Марина Качурина: «29 декабря он встретился со мной в коридоре отдела полиции, на втором этаже. Баткаев разговаривал вежливо и пытался узнать про мои намерения. Я говорю: «А какие тут могут быть намерения?
Вы подписали ложную экспертизу, по результатам которой моего погибшего  отца назначили виновником ДТП. И это лишило меня шанса на возбуждение уголовного дела в отношении водителя, который его сшиб».
Из ответов Прокуратуры Пензенской области следует, что точка в этой истории ещё не поставлена.
По крайней мере, решение об отказе в возбуждении уголовного дела отменялось прокурором дважды. Первый раз – с формулировкой «ввиду неполноты проверочных мероприятий».
Второй раз прокурор обратил внимание на то, что «следователем выяснены не все обстоятельства, имеющие значение для принятия обоснованного процессуального решения».
Возможно, судебно-медицинскому эксперту предстоит пояснить, почему он в нарушение приказа Минздрава не затребовал из больницы историю болезни Вячеслава Чебернина с последними анализами крови.
Быть может, спросят его и про добрые соседские отношения с начальником СКР по Каменскому району Румисом Магдеевым. Ходят разговоры, будто их бабушки живут через забор.


В поисках состава
У прокуратуры остаются вопросы и к следователю отдела полиции по Каменскому району Плахову.
24 октября 2016 г. прокурор Каменского района поставил вопрос о его уголовном преследовании сразу по двум статьям Уголовного кодекса (злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий).
Однако отдел СУ СКР по г. Каменке, который занимался проверкой, не смог обнаружить в действиях полицейского состава преступления.
По мнению прокурора, «решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято преждевременно, без исследования всех обстоятельств, имеющих значение для принятия законного и обоснованного процессуального решения».
В этой связи постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, а материал направлен для проведения дополнительной проверки.
В конце 2016 г. Марина Качурина ездила на личный приём к областному прокурору Наталье Канцеровой.
Марина Качурина: «Канцерова высказала мнение, что все эти дела должны быть объединены в одно производство: и дело по ДТП, и дело по Баткаеву, и дело по Плахову. Но почему-то никто не может найти состава преступления в том, что сделано. Или не хотят его искать».
Руководитель СУ СКР по Пензенской области Олег Трошин уже познакомился с жалобой Марины Качуриной, которая выразила сомнения в возможности проведения объективной процессуальной проверки следователями из Каменки.
«Материал проверки находится на изучении в аппарате Следственного Управления», – ответил он ей в письме от 29 декабря. И пригласил прибыть в Пензу.
«УМ» обещает следить за развитием событий. А заодно предостерегает своих читателей от преждевременных выводов. Ибо состава преступления в действиях должностных лиц до настоящего момента не обнаружено.
«Следствие полагает, что это не было ошибкой или злым умыслом, – резюмирует Марина Качурина. – По факту мой отец умер в больнице, а по версии следователя Плахова – на месте ДТП.
Машина, которая его сшибла, возвращена второму участнику ДТП и уничтожена. Изъятая кровь где-то гуляла на протяжении двух недель. А судмедэксперт даже не стал запрашивать анализы из больницы, потому что, по его словам, он не знал, что у отца брали анализы.
Получается, что кровь, изъятую из трупов, возят из Каменки в Пензу на незаконных основаниях. Потому что договорных отношений об этом нет, всё на словах: я отдал, он отвёз.
Никто ни за что не отвечает. И никто не видит во всём этом состава преступления».

Прочитано 1879 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту