Квартирный вопрос испортил мэрию?

A A A

Ленинский районный суд г. Пензы уличил Администрацию г. Пензы в фальсификации документов и отменил
собственное решение о принудительном выселении семьи Шевченко из дома № 16е на ул. Максима Горького.

shevchenkoНАСЛЕДИЕ ЦАРСКОГО РЕЖИМА
Двухэтажный особняк из красного кирпича, в котором сегодня живёт Лидия Шевченко, был построен в центре Пензы 150 лет назад. Как следует из дореволюционной окладной книги, он принадлежал мещанину Фёдору Холмогорову и располагался на ул. Рождественской (ныне ул. Максима Горького).
В августе 1918 г. здание было национализировано и разделено на три десятка коммунальных квартир. Ему присвоили
№ 16 под литером е.
В 1971 г. семье Лидии Шевченко была предоставлена комната площадью 26,1 кв. м. Уже к тому моменту дом находился в удручающем состоянии, а в 80-х годах власть признала его ветхим и стала готовить к расселению.
Когда наступили 90-е годы, семья Шевченко всё ещё стояла в очереди на получение нового жилья. Поняв, что ждать придётся долго, они сами отремонтировали крышу, вставили новые окна и двери, перестелили полы, подвели газ и воду, снизили уровень износа с 75 до 42%.
23 декабря 1993 г. БТИ выдало семье Шевченко технический паспорт. В связи с тем, что на тот момент единственными обитателями в здании были только они, документ выдали на весь дом площадью 295 кв. м.
Так Шевченко стали хозяевами старинного особняка в центре Пензы. Этой версии они придерживаются до сих пор.
В свою очередь, Администрация г. Пензы полагает, что семья может рассчитывать только на комнату площадью 26,1 кв. м, а сама усадьба принадлежит муниципалитету.
В планы мэрии не входит сохранять кирпичное здание XIX в. Старинные строения, стоявшие рядом с ним, были уничтожены несколько лет назад в рамках программы расселения ветхого и аварийного жилья.
Так, в 2011 г. под бульдозер попал дом купца Павла Николаева. В связи с тем, что семья хозяина занималась продажей рыбы, деревянные наличники дома были оформлены под рыбью чешую.
В 2014 г. были снесены ещё 2 дома. В том числе деревянный дом, наличники которого были увенчаны традиционными пензенскими скворечниками.
Сегодня на месте уничтоженных зданий находятся многоэтажный дом и автостоянка.
Кирпичный особняк № 16е отсутствует в перечне памятников архитектуры, которые подлежат охране государства. Поэтому Лидия Шевченко охраняет его в одиночку.
В 2002 г. она выиграла процесс в Ленинском районном суде г. Пензы, который обязал мэрию заключить с ней договор о передаче комнаты в собственность.
Это решение не исполнено до сих пор. По словам Лидии Шевченко, «на протяжении 18 лет мэрия злостно уклоняется и придумывает различные причины для отказа».
По версии Администрации г. Пензы, в ноябре 2008 г. межведомственная комиссия признала дом аварийным и подлежащим расселению.
В обмен на это семье Шевченко предоставили двухкомнатную квартиру в микрорайоне Заря, где новые дома уже дали трещину.
После того как Шевченко отказались от переезда, им отключили газ. И они жили без него 6 лет.
В 2016 г. дом отключили от электричества. Вот уже 4 года Лидия Шевченко живёт в старинном особняке как настоящая дворянка – при свечах.
«Энергетики выставили мифический долг на 87 тыс. руб., который показывал счётчик на уличном столбе, – рассказала Лидия Шевченко журналисту «УМ». – Тем не менее суд принял решение взыс-кивать эти деньги с моей пенсии. Всё взыскали ещё в прошлом году. Но света так и нет».


МЭРИЯ ПЫТАЛАСЬ СНЕСТИ НЕ ТОТ ДОМ?
В июле 2018 г. Ленинский районный суд г. Пензы удовлетворил исковое заявление мэрии о принудительном выселении семьи Шевченко из аварийного здания. Решение было вынесено заочно, то есть в отсутствие членов семьи.
Однако через несколько месяцев правнук Лидии Шевченко Игорь Шевченко подал заявление о пересмотре иска по вновь открывшимся обстоятельствам. Дело в том, что на момент принятия заочного решения о выселении он проходил срочную службу в армии и не мог защищать свои интересы.
Судья Татьяна Черненок назначила заседание по пересмотру на 18 февраля. Однако Лидия Шевченко опоздала на один час, поскольку в этот день неизвестные люди по требованию мэрии пилили забор на территории её дома.
«Это специально подстроили», – заявила суду Лидия Шевченко.
В ходе изучения материалов дела, на основании которых 2 года назад был удовлетворён иск о принудительном выселении, судья Татьяна Черненок обнаружила признаки подлога.
В частности, в материалах дела о принудительном выселении из дома № 16е находилась копия акта обследования дома № 16а.
После этого судья потребовала от Департамента ЖКХ г. Пензы предоставить оригиналы документов обследования дома № 16е. Однако таких документов в департаменте не нашлось. В мэрии они также отсутствуют.
«По запросу суда представлен только оригинал заключения № 131 от 28 ноября 2008 г. о признании жилого помещения непригодным для постоянного проживания, – констатировала судья Татьяна Черненок. – Но в нём речь идёт только о доме № 16, без литеры е.
«Если оригинал акта обследования отсутствует, как тогда нас по копии могли выселять в 2018 г.?» – возмутилась Лидия Шевченко.
«В судебном заседании мы сейчас фактически установили, что заключение межведомственной комиссии, которое представлено в оригинале, имеет существенное отличие от того заключения, которое было в материалах гражданского дела по иску Администрации г. Пензы о выселении, – согласилась с ней судья Черненок. – Не может быть заключение
№ 131 от 28 ноября 2008 г. к жилому дому № 16 и заключение № 131 от 28 ноября 2008 г. к жилому дому № 16а по ул. Максима Горького».
«А кем это установлено? – не согласилась представитель мэрии Котосова. – В настоящее время на ул. Максима Горького есть только один дом № 16, без всяких литер».
«Это в настоящее время, – вступила в диалог прокурор Ольга Бойко. – А мы говорим про 2008 г., когда на участке находились разные жилые дома».
Прокурор допустила, что в ходе рассмотрения предыдущего дела мэрия представила заключение не на тот дом.
«Откуда у вас вообще два заключения за одним и тем же номером, за одной и той же датой, но литеры разные?» – недоумевала судья Черненок.
«Я на этот вопрос отвечать не буду, – сказала представитель мэрии Котосова. – В данном процессе не рассматривается вопрос о расселении дома № 16а.

НОВЫЙ ОТСЧЁТ ДЛЯ СТАРОГО ДОМА
Контрольный удар по зашатавшейся мэрии пенсионер Лидия Шевченко нанесла на следующий день, 19 февраля. Она предоставила в суд оригинал регистрационной карточки, из которой следует,
что члены её семьи прописаны в доме
№ 16е по ул. Максима Горького.
На этом основании судья Татьяна Черненок пришла к выводу, что в июле 2018 г. решение о принудительном выселении семьи Шевченко было принято на основании сфальсифицированных документов, предоставленных Администрацией г. Пензы.
В этой связи судья отменила собственное решение и позволила семье Шевченко проживать в доме № 16е на ул. Максима Горького. Доказательств того, что он является аварийным и нуждается в расселении, суду не предоставлено.
Сегодня, 21 февраля, с Лидией Шевченко намерены побеседовать сотрудники Следственного управления Следственного Комитета России по Пензенской области. По информации «УМ», они будут интересоваться подробностями фальсификации документов и неисполнением решения суда со стороны сотрудников мэрии на протяжении 18 лет.
Стоит также отметить, что бюджетные средства на снос дома № 16е на
ул. Максима Горького были заложены ещё несколько лет назад. А это значит, что к прежним руководителям города может возникнуть и вопрос о нецелевом расходовании бюджетных средств.
Дальнейшая судьба кирпичного особняка на ул. Максима Горького пока неизвестна. По мнению гражданского активиста и координатора фестиваля «Том Сойер Фест Пенза» Михаила Кирикова, этот уголок старой Пензы ещё можно спасти.
«Рядом с домом, в котором проживает Лидия Шевченко, находится ещё один интересный образец деревянного зодчества, – отмечает Михаил Кириков. – Здесь есть свободное место, где также можно восстановить один из уничтоженных деревянных домов. Благо, что множество элементов его декора удалось сохранить».

Прочитано 843 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту