Дело о грызунах

A A A

Резонансная тема
13 апреля Пензенское отделение КПРФ распространило пресс-релиз, в котором сообщалось о том, что одному из активистов, Илье Селиванову, вручили обвинительное заключение. Селиванова подозревают в организации преступного сообщества и наркоторговле.
Коммунисты обратили особое внимание, что заключение подписано лично заместителем генерального прокурора России Виктором Гринем, который «специализируется по политическим делам». Он направлял в суд дела в отношении организаторов и участников массовых беспорядков на Болотной площади, способствовал закрытию общественной организации «Армия воли».
По мнению коммунистов, дело в отношении Ильи Селиванова сфабриковано, а его уголовное преследование связано с общественно-политической деятельностью.
По его словам, в деле отсутствуют какие-либо доказательства его виновности и причастности к предъявляемым обвинениям.
Как пояснили «Улице Московской» в УФСКН по Пензенской области, Илью Селиванова подозревают в организации торговли наркотическими веществами, которые летом 2010 г. реализовывались под видом отравы для грызунов.
«УМ» посчитала необходимым обратить внимание на данное дело и предоставить слово обеим сторонам.

Версия коммуниста Ильи Селиванова
До 2009 г. я занимался предпринимательской деятельностью: у меня были кофейня и компьютерный клуб.
Потом увлёкся политической деятельностью, свернул бизнес, получил свидетельство о прекращении ИП, вступил в КПРФ.
С декабря 2011 г. являюсь помощником депутата Государственной думы РФ Владимира Симагина, занимаюсь организацией депутатских приёмов по вопросам ЖКХ. Выступал против завышенных нормативов, которые были приняты депутатами Пензенской городской Думы из расчёта на температуру –50 градусов по Цельсию: в Пензе не бывает таких морозов.
Публично требовал отставки Правительства Пензенской области в связи с тем, что его министры допустили грубейшие ошибки при составлении бюджета.
Был наблюдателем на избирательных участках, членом территориальной избирательной комиссии Железнодорожного района г. Пензы с правом решающего голоса.
Во время выборов Президента России в марте 2012 г. выявил и зафиксировал несколько серьёзных нарушений. В частности, на участок приходила женщина, спрашивала, кто расписался за её сына. Ей ответили, что сын сам приходил и голосовал. А она сказала, что он 6 лет назад погиб.
Ответы на этот и многие другие вопросы до сих пор не получены. Я выступал на митинге о непризнании выборов, и всё это обозначал публично.
В 2012 г., накануне выборов в Законодательное Собрание Пензенской области, готов был выставить свою кандидатуру по избирательному округу № 1 г. Пензы, против кандидата от Единой России Вадима Супикова. Моя кандидатура была поддержана на бюро райкома КПРФ, оставалось только пройти через решающее утверждение на конференции обкома. Её назначили на 11 августа 2012 г.
selivanov

За полчаса до начала конференции в здание обкома КПРФ на ул. Дарвина, 6 вошёл человек ростом примерно 175 см, волосы светлые, крепкого телосложения, в спортивном костюме.
Он сказал, что мне нужно проехать с ним в Управление наркоконтроля на ул. Пушкина, предъявил документ, в котором было написано: «Майор УФСКН России по Пензенской области Скворцов Михаил Михайлович».
Я спросил, есть ли документ о моём задержании. Документа не оказалось. Майор кому-то позвонил, и через 40 минут после этого в здании появился ещё один сотрудник наркополиции с бумагой, в которой было написано о том, что меня задерживают для предъявления обвинения по факту организации преступного сообщества, незаконного приготовления и сбыта наркотических средств.
* * *
Я был задержан в присутствии двух депутатов Государственной Думы – Владимира Симагина и Юрия Афонина. На чёрной «Ладе Приоре» меня доставили в УФСКН на ул. Пушкина, где находился следователь из Москвы, с Маросейки, 12 (!) Это был майор полиции Илья Беляков, сотрудник Первого следственного департамента УФСКН России. Темноволосый, широкоплечий.
Мне было предъявлено официальное обвинение.
Оказалось, что, по версии следствия, я являюсь организатором наркокартеля, который имел межрегиональное значение и занимался сбытом наркотиков.
Задержаны и допрошены люди – члены данной преступной группы. Некоторые из них сидят в следственном изоляторе с апреля 2011 г. и ждут, когда же им предъявят обвинение.
В частности, в изоляторе сидит некий человек, который задержан с наркотическими веществами по адресу ул. Автономная,
2-а (в районе фабрики «Маяк»). Во время допросов этот человек мою фамилию не называет. Он называет фамилию другого человека, который привёз ему эти наркотические вещества. Тот другой человек также допрошен, он подтвердил, что привёз наркотическое вещество. Однако ему обвинение не предъявлено, а предъявлено почему-то мне.
В деле фигурируют люди, которые привлекали несовершеннолетних, но им обвинение тоже не предъявлено. Я спросил, почему. А мне ответили:
«Тебе-то какое дело, Селиванов? Им если и дадут, то 2 или 3 года А тебе светит 20 лет отсидки, так что готовься, суши сухари. Мы тебе даём время для ознакомления с делом, можешь пока отдохнуть. Но если будешь рыпаться, мы тебя в любой момент арестуем».
После этого мне избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде.
* * *
Дело, с которым я знакомился на протяжении 6 месяцев, состоит из 12 тыс. страниц.
Оно весьма странное. Пока я с ним знакомился, всё время менялись показания фигурантов и даже экспертизы.
Один из фигурантов во время ознакомления с делом съел из него 17 листов.
Откуда в этом деле взялась моя фамилия, мне неизвестно. И даже следствие не может ответить на вопрос, как я в этом деле оказался. Обычно, когда есть фактура, следователь негласно может сказать, что на тебя есть. А тут я как-то спросил, что на меня есть, в чём конкретно я обвиняюсь, а следователь говорит: «Я не знаю».
В рамках следствия у меня не производилось никаких обысков, не изымалось наркотиков, не проводилось очных ставок. Никто из фигурантов на меня не показывает.
Убеждён, что это связано с моей политической деятельностью.
Обращаю внимание, что обвинительное заключение по данному делу подписано заместителем генерального прокурора России Виктором Яковлевичем Гринем, который специализируется по «политическим делам». Именно он направлял в суд уголовные дела в отношении организаторов и участников массовых беспорядков на Болотной площади, а также способствовал закрытию общественной организации «Армия воли народа» и Квачкова.
Ещё раз подчёркиваю, что обвинение мне предъявили только после того, как меня утвердили на бюро райкома в качестве кандидата по округу № 1, по которому баллотировался Вадим Супиков, председатель фракции Единой России в Законодательном Собрании Пензенской области.
Меня предупреждали, что против Супикова опасно идти. Однако мне терять было нечего: у меня нет ни бизнеса, ни собственности.
* * *
В феврале и марте 2013 г. на меня было совершено два покушения с разницей в 10 дней. Оба раза за мной гнался какой-то человек крепкого телосложения, который передвигается на автомобиле ВАЗ-2114 чёрного цвета. Но мне удавалось от него скрыться.
После второго покушения я пришёл в полицию и заявил дежурному, что являюсь помощником депутата Государствнной Думы, на меня сейчас совершено покушение. Предупредил, что одновременно прохожу обвиняемым по уголовному делу.
Меня попросили назвать статью. Я сказал: «Статья 210. Организация преступного сообщества». Они говорят: «Тебя надо в больницу положить, сейчас мы вызовем четвёртую бригаду».
И хотели вызвать санитаров из психиатрической больницы, потому что у сотрудников полиции в голове не укладывается, как человек, который проходит по тяжёлой статье (организация преступного сообщества – вплоть до пожизненного срока), может находиться под подпиской о невыезде и гулять по улице.
Неудивительно, что сначала меня приняли в дежурной части за идиота и хотели вызвать психиатричку. Однако после того, как посмотрели документы и убедились, что я говорю правду, решили на всякий случай проводить до квартиры.
И меня, якобы организатора преступного сообщества, провожали до дверей квартиры старший лейтенант полиции и ещё какой-то оперативник.
* * *
13 апреля, в субботу, наркополицейские приехали ко мне по месту жительства и фактически подбросили в мою квартиру обвинительное заключение, с которым я якобы ознакомился. Листы в нём не пронумерованы, печать на шнуровке отсутствует: можно сколько угодно листов выдёрнуть и сколько угодно вставить.
За последние полгода я потерял 7 адвокатов. Сначала они берутся за дело, однако после посещения наркоконтроля выходят почему-то бледные и отказываются меня защищать.
По статистике, в российских судах достаточно тяжело оправдаться. Система работает таким образом, что оправдательных приговоров всего 0,7%. По наркотикам оправдательных приговоров – один на 50 тысяч. Причём Пенза из 83 субъектов РФ стоит по оправдательным приговорам на 80 месте. Другими словами, их просто не существует.
Таким образом, вероятность того, что меня признают виноватым, очень высока.
Денег на дорогих адвокатов, которые просят за свою работу от 700 тыс. до 2 млн. руб., у меня нет. Скорее всего в суде я буду защищать себя сам.
Записал Евгений Малышев

Версия майора Яшина
Рассказывает Михаил Яшин, старший следователь по особо важным делам Управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Пензенской области, майор полиции.
По данному уголовному делу проходит 17 человек. В том числе господин Селиванов. Как установлено в ходе следствия, он причастен к организации двух торговых точек, в которых в 2010 г. сбывались наркотические вещества. В том числе под видом отравы для грызунов.
Первая точка находилась на ул. Московской, 13, в небольшом подвальчике рядом с компьютерным клубом «Скала».
Вторая точка – это ларёк № 17 на ул. Автономной, 2а, в районе фабрики «Маяк».
В 2010 г. эти два адреса были хорошо знакомы огромному количеству пензенских наркоманов, которые ранее тяготели к амфетамину или схожим наркотикам.
По данным следствия, в августе и сентябре 2010 г. ежедневный доход торговой точки на ул. Московской, 13 составлял порядка 500 тыс. руб. На входе в помещение стояла бронированная дверь с маленьким окошечком, куда клали деньги, а yashinвзамен получали пакетик с наркотиком, к которому была прикреплена яркая этикетка с надписями: «Отрава для грызунов. Не для употребления человеком. Товар не подлежит обязательной сертификации».
По заключениям экспертов из г. Москвы, данный продукт являлся наркотическим средством – производным N-метилэфедрона. Его можно употреблять различными способами, наркотик оказывает ободряющее действие. Однако на закате своего действия продукт вызывает сильнейшую депрессию, вплоть до того, что человек может встать и выйти из окна.
Употребление данного вещества может вызвать необратимые последствия для человеческой психики и при длительном употреблении привести к различным нарушениям головного мозга. По этому поводу есть заключения специалистов Института им. Сербского.
* * *
По версии следствия, в апреле 2010 г. Илья Селиванов и его знакомый по фамилии Архипов решили заработать деньги на реализации данного вещества.
На тот момент данное вещество отсутствовало в перечне наркотических средств, запрещённых к обороту на территории РФ.
Тем не менее, чтобы лишний раз не выставлять напоказ свою фамилию, господин Селиванов оформил свидетельство индивидуального предпринимателя на подставное лицо – Василия Баулина, который до этого работал у него в компьютерном клубе.
В дальнейшем именно на Василия Баулина была оформлена торговая точка на ул. Московской, 13.
Продавцом в торговой точке на ул. Автономной был Алексей Халдеев, который в своё время также работал в компьютерном клубе у Ильи Селиванова.
Процесс подготовки занял 2 месяца, и уже в июне 2010 г. у них началась продажа.
Наркотическое вещество они получали из Москвы путём почтовых отправлений через компанию экспресс-доставки. Непосредственным заказом и получением данных посылок занимался господин Олейников. Кстати, тоже бывший работник компьютерного клуба Ильи Селиванова. Эти посылки он передавал руководителю преступного сообщества для расфасовки.
Для уменьшения концентрации наркотик разбавлялся специальным веществом. В результате, из одного килограмма, полученного по почте, они могли делать от полутора до двух килограммов. Прибыль от их деятельности исчисляется сотнями процентов.
Расцвет торговли приходится на август и сентябрь 2010 г. В это время через торговые точки на ул. Московской и Автономной проходило порядка тысячи человек в день!
Доходы стали падать только после того, как постановлением Правительства России от 30 октября 2010 г. эти вещества были включены в перечень наркотических средств как производные N-метилфедрона. До этого они проходили как аналог психотропного вещества «пировалерон».
Постановление вступило в силу 18 ноября 2010 г. После этого преступное сообщество вынуждено было уйти на дно.
* * *
Стоит отметить, что с самого начала деятельность преступного сообщества носила законспирированный характер. Рядовые участники не догадывались, кто на самом деле стоит у руля. Имелись чёткие инструкции, какие показания давать в случае задержания правоохранительными органами.
После того как сообщество перешло на нелегальное положение, наркотики реализовывались следующим способом. Они напечатали специальные визитки и листовки с номерами телефонов, и клиенты связывались с ними непосредственно по этим телефонам. Когда мы в дальнейшем запросили детализацию, выяснилось, что на каждый телефон поступало до 10 тыс. звонков в месяц! И это только те соединения, которые прошли.
Исходя из этого, можно примерно представить, сколько человек через них проходило. Уровень организации преступного сообщества был очень высоким. В подразделении имелось 3 звена: рядовые сбытчики (они относили наркотики клиенту), диспетчеры (они отвечали на звонки клиентов) и руководство.
Кроме того, у них имелось подразделение охраны и контрнаблюдения.
* * *
Окончанием деятельности преступного сообщества считается апрель 2011 г., когда мы задержали его основных руководителей и организаторов. Последняя посылка к ним пришла 27 апреля.
Всего же за период деятельности преступного сообщества господин Олейников получил порядка 16 таких посылок – это только то, что нам удалось установить. Общая масса наркотика, сбытого членами преступного сообщества, оценивается не менее чем в 12 кг. Это 200 тысяч доз.
Около 800 гр наркотика нами изъято.
По версии следствия, преступным сообществом за период деятельности заработано и потрачено порядка 40 млн. руб.
Члены сообщества прожигали жизнь всеми возможными способами: дорогие рестораны, автомобили, поездки на курорты.
В рамках дела наложен арест на имущество на общую сумму 9 млн. руб. В том числе автомобиль Фольксваген Туарег, люксовая Мазда-6, однокомнатная квартира люксового уровня стоимостью более 3 млн. руб. с хорошим дизайном, барной стойкой, большой плазмой и т. д.
* * *
В настоящий момент из 17 человек, входивших в преступное сообщество, 10 человек находятся под стражей и 7 – под подпиской о невыезде.
Ряд членов был задержан сразу, так как они могли воспрепятствовать ходу предварительного следствия, уничтожить доказательства, повлиять на свидетелей или скрыться.
В отношении господина Селиванова была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, поскольку на период пресечения преступной деятельности группы он уже не был её активным участником.
По нашим данным, ещё в декабре 2010 г. в руководстве группы произошёл внутренний конфликт из-за вопросов распределения прибыли, и поэтому Селиванов был вытеснен оттуда. После декабря 2010 г. преступная группа действовала без него.
В связи с этим господину Селиванову вменяется только создание и руководство преступной группой до конца декабря
2010 г., а также приготовление и сбыт наркотических средств.
Первый допрос Селиванова состоялся ещё в июне 2011 г. Ему в присутствии адвоката было заявлено, в чём он подозревается, он был допрошен мной по всем обстоятельствам участия в организации преступного сообщества.
Насколько я помню, в своих первых показаниях он не отрицал своей причастности и к данным торговым точкам, к знакомству с Архиповым, к получению и распределению денежных средств, получаемых от продажи этих веществ. Но он акцентировал внимание на том, что в список наркотических средств они вошли только 18 ноября 2010 г. Поэтому он считал себя невиновным.
Между тем, хочу отметить, что первый эпизод приготовления и сбыта наркотиков, в котором обвиняется Илья Селиванов, датируется 6 декабря 2010 г., когда уже действовало постановление.
Доказательства причастности Селиванова к организации данного преступного сообщества есть, и они изложены в обвинительном заключении. Его вина подтверждается как результатами его телефонных переговоров, так и телефонными переговорами его соучастников, а также показаниями самих соучастников. На Селиванова указывают два других руководителя преступного сообщества и те лица, которые ранее работали на него в принадлежащих ему компьютерных клубах, а потом вошли в состав преступного сообщества, в том числе по предложению Селиванова.
В связи с особой сложностью и большой социальной значимостью данного дела в сентябре 2011 г. оно было изъято у нас Следственным департаментом ФСКН России
(г. Москва), после чего я участвовал в расследовании данного уголовного дела как следователь следственной группы, выполняя указания из Москвы.
12 апреля 2013 года обвинительное заключение по делу подписано заместителем Генерального прокурора РФ Виктором Яковлевичем Гринем, который по своей должности утверждает обвинительные заключения по особо важным уголовным делам, в том числе в отношении преступных сообществ.
Обращаю внимание, что расследование данного уголовного дела никак не связано с политической деятельностью кого бы то ни было.
Уголовное дело расследовалось мною с марта 2011 г. Обвинение самому господину Селиванову предъявлено 11 августа 2012 г. Ни к его партийной принадлежности, ни к его общественной деятельности это отношения не имеет. Селиванов всё время позиционировал себя как бизнесмен, а не политический деятель.
Никаких документов, свидетельствующих о его общественно-политической деятельности, он следствию не представлял.
Повторяю, что этот человек с 15 июня 2011 г. знает, в чём он подозревается. В ходе следствия он поменял не одного адвоката.
В последние недели он проявляет повышенную активность, устраивает одиночное пикетирование у здания ФСКН в г. Пензе. И это, наверное, связано с его опасениями, что придётся отвечать за нарушение закона.
За создание преступного сообщества ему грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. За приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере – от 8 до 10 лет лишения свободы.
По совокупности преступлений в соответствии с УПК РФ – до 25 лет лишения свободы.
15 апреля дело поступило в Пензенский областной суд для рассмотрения по существу.

Прочитано 1893 раз

Уважаемый читатель!

Наверное, если вы дочитали эту публикацию до конца, она вам понравилась. Очень на это рассчитываем.
Верим в то, что сравнительно малочисленная аудитория «Улицы Московской» вместе с тем еще и верная аудитория. Верная принципам открытого и свободного общества.
Открытое общество, одним из элементов которого является справедливая и сбалансированная журналистика «Улицы Московской», может существовать исключительно на основе взаимной ответственности и взаимных обязательств.
Мы бросаем вызов власти и призываем ее к ответственности.
Мы ставим под сомнение справедливость существующего положения вещей и готовим наших читателей к тому, что все еще изменится.
Мы рассказываем о вещах, о которых власть хотела бы умолчать, и даем шанс обиженным донести свою правду.
Но мы нуждаемся в вашей поддержке.
И если вы готовы потратить посильные вам средства для поддержания свободного слова, независимых журналистских расследований, мы потратим ваши средства на эти цели.

Заранее благодарен, Валентин Мануйлов

donate3

Поиск по сайту